Яковлев Константин (kkottonn) wrote,
Яковлев Константин
kkottonn

Разбежавшись прыгну со скалы...


      Ярче всего в памяти отпечатались два крайних шага до обреза...
      От рампы обдаёт освежающим холодом. Холодный молочно - голубой свет струился из открытой пропасти. За бортом минус четыре. На земле плюс двадцатьпять.
Свежий воздух освежил чувства притупившиеся от болтанки, оттолкнув липкую подкатившую тошноту. То ли это страх, то ли от манёвров которые перед этим выполнял самолёт, то ли голод, утром не успел позавтракать. А скорее всё вместе взятое. Перед погрузкой в самолёт, на обочине аэродрома бывалые парашютисты развалившись на травке нарубили большими кусками сервелат, наломали булку хлеба и поливая майонезом весело умяли. Это несколько походило на какую то браваду или ритуал, но позже вспомнилось, что на курсе авиационной медицины говорилось, что обеды в самолёте это не столько сервис, сколько профилактика болезни движения, чаще именуемой морскою. Эта болезнь возникает не только на море, может в автомобиле, в лифте и даже на эскалаторе. Ну а когда самолёт выполняет манёвры на тысяче метров то ей грех не появится.

      Вот над рампой зажигается оранжевый фонарь - сигнал приготовиться. Самолёт после манёвров поднялся на три тысячи метров и подходит к точке выброса. Выпускающий открывает дверки перегородки, и парашютисты выстраиваются в своём порядке, для выполнения фигур.
      Я прыгаю с инструктором, в тандеме на одном парашюте, пассажиром. Встаём в очередь. Натягиваю шлем и поправляю очки. Прохладный ветер из открытой рампы отогнал было подкативший тошнотворный комок, а необходимость действовать отвлекла от мыслей. Мысли водились разные. Конечно, в сознании была абсолютная уверенность в том, что всё завершится благополучно. Риск получить травму или разбиться в сотне раз выше на дороге, по пути на работу. Но дикое звериное, всеобъемлющее инстинктивное чувство самосохранения мощными конвульсивными волнами билось где то под рёбрами в животе, то выбивая испарину на лбу, то замораживая инеем в солнечном сплетении. Мгновениями эмоциям удавалось в мощном всплеске-рывке обдать паникой разум и тогда ноги становились ватными, тело деревенело, казалось сознание сейчас померкнет и руки мёртвой хваткой вцепятся в скамейку, в дверь, во что угодно с диким желанием врасти, сплестись, слиться с воздушным судном, чувствовать опору под ногами, а не шагать в пропасть. Говорят, такое случалось, у новичков. И даже бывалые спортсмены при приближении момента прыжка делаются разговорчивыми, несколько напряженными, шумными, а кто то наоборот притихает, сосредотачивался. Разум всё же берёт верх, нельзя струсить, назвался груздем – шагай с трёх тысяч.

      Тандем-инструктор Василий цепляет мою подвесную систему карабинами к своей и притягивает ремнями. Стоим, ждем, когда желтый сигнал сменится на зелёный.
Мыслей уже особо нет. Замечаю, что Василий придерживает мои запястья, что бы не вцепился в перегородку. Немного обидно, все-таки третий прыжок. С трёх тысяч, правда, первый. Другие с тысячи, на круглом куполе Д1-5У. Но обижаться некогда. Зажигается зелёный, первые парашютисты пошли. Делаем несколько шагов к калитке. Именно эти шаги запечатлелись наиболее ярко и отчётливо в памяти. Время сгустилось, вытянулось, замерло. Медленно, как на замедленной киноплёнке, в ярком призрачно-облачном свете двигаюсь к краю. Василий отпускает мои запястья, ещё шаг… и вдруг ударило, замотало, затрясло как на задней площадке пустого автобуса несущегося по пересечённой местности. Почувствовал что моя нога мешает инструктору стабилизировать падение, скрещиваю ноги, как тренировались заранее. Вот хлопок по плечу, это Василий дал знак выгнутся и расправить руки как ласточка. Мы легли на поток. И вот оно, то несравненное чувство свободного полёта, радость, эйфория, блаженство. Мир вокруг удивителен, ярок и прекрасен. Пролетаем облачка, внизу сочные пейзажи, тугие струи воздуха мнут лицо, свет вокруг необыкновенный. Свободное падение длится около 40 секунд. Успеваю, в отличие от прыжков с круглым куполом, где падение 5 секунд, его прочувствовать. Ощущения неземные. Я ПОЛУБОГ!!! Это организм в предчувствии конца выплеснул в кровь весь запас эндорфинов и энкефалинов.

      Вдруг резкий толчок, удар лямками по ногам – раскрылся парашют. Высота около тысячи метров. Наступает тишина и умиротворённость. Василий спрашивает как дела. Отлично! Как ещё может быть! Замечаю, что очки ветром сорвало на лоб, одеваю на глаза, понимаю, что сейчас это абсолютно незачем, отправляю обратно. Кра-со-та! Осматриваюсь вокруг, площадки приземления нигде не вижу, да это сейчас и не важно. Парить по небу тоже прикольно. Почему то на память приходят слова песни: - «Разбежавшись прыгну со скалы…» Мысли несколько рваные, скачут. Василий начинает маневрировать. Парашют выписывает повороты, то резко ускоряется, то спускается медленнее. Ощущения неожиданные. Наверное, такие на американских горках. Внутри как всё обрывается, холодеет. Василий командует - подтяни ноги. Тренировка приземления. Хватаю за уши на комбинезоне, сбоку коленей и подтягиваю ноги к животу. Хорошо. Отпускаю ноги. Лямки подвесной системы начинают уже давить, ёрзаю пытаясь поменять место давления ремней. Ещё несколько поворотов и внизу появляется площадка приземления, с выложенным в виде треугольника, со стороной около метра, полотнищем. Земля приближается быстро, мне даже кажется, очень быстро, и даже слегка страшно. Хватаю уши комбинезона, подтягиваю коленки к животу. Вижу, на земле с двух сторон к нам бегут парашютисты, гасить большой купол тандемного парашюта. Василий тянет клеванты и плоскость движения становится почти горизонтальной, резко замедляется снижение, и вот он ногами точно касается треугольника. Наша масса слишком большая и нас тянет вперёд. Василий делает два шага вперёд, я понимаю пора опускать ноги. Уже скользим по траве вместе. Парашют гасят. Всё! На земле!
      Небольшое видео:

/div> Это парашютисты, Василий справа, сидит самый крайний (самый дальний).
Tags: обо мне, пережито
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments